Навигация по сайтуНавигация по сайту

Как ученые возвращают мамонтов к жизни

01 апреля 2019г. в 23:39 | Новые исследования

В 2010 году на южном побережье моря Лаптевых исследователи обнаружили останки мамонтенка Юки. Она жила на территории современной Якутии около 28 тысяч лет назад. Случай уникальный: останки лежали в зоне вечной мерзлоты, шерсть и мышечные ткани были надежно защищены слоем льда и поэтому хорошо сохранились.

Юку активно изучают до сих пор. Новый эксперимент, описанный в журнале Nature, совместно проделали ученые из отдела изучения мамонтовой фауны Академии наук Якутии и Университета Кинки в Японии. Они извлекли и проанализировали генетическую информацию из сохранившихся тканей. Несколько десятков неповрежденных ядер клеток мышечной ткани пересадили в яйцеклетки мышей. Пять из них показали признаки биологической активности. Ученые увидели реакции, которые, как правило, происходят в клетках перед тем, как они начинают процесс деления.

Cоавтор исследования Кей Миямото пояснил, что, несмотря на тысячелетия с момента гибели Юки, ее клетки «все еще могут проявлять активность и ее можно воспроизвести – по крайней мере, частично». Ученый отметил, что раньше исследователи делали упор на анализ ДНК окаменелостей, но вовсе не думали, что ее можно активировать.

Клетки Юки пока не смогли начать размножение путем деления, но ученые все равно воодушевлены – их работа доказывает возможность постепенного воссоздания вымершего живого организма с помощью собственных ресурсов животного. Все, что для этого нужно, – как можно больше неповрежденных ядер клеток, готовых к репродукции.

Несколько иным путем пошла другая группа российских и японских ученых. Вот уже 8 лет они работают над рождением гибрида мамонта. Началось все с обнаружения берцовой кости шерстистого мамонта с сохранившимися клетками костного мозга. План исследователей заключался в том, чтобы перенести клетки мамонта в яйцеклетку максимально близкого биологического вида – африканского слона. Но вероятность успеха в подобном скрещивании составляет от 1 до 5%. Разница в размере видов часто приводит к преждевременному отторжению плода (мамонты в среднем на метр выше и на 2 тонны тяжелее слонов). Впрочем, этот метод нельзя считать безнадежным. В 2009 году ученые смогли вернуть к жизни вымершего пиренейского козла, использовав ДНК, найденную в останках животного. Клонированный горный козел умер всего через 10 минут после рождения из-за проблем с дыханием, но все-таки факт рождения воссозданного вида был засчитан.

Кого еще хотят вернуть к жизни?

Сразу несколько групп ученых параллельно трудятся над воссозданием странствующих голубей и птицы додо. Странствующие голуби окончательно вымерли в 1914 году, хотя этот вид застал даже мамонтов – самым древним останкам птиц не меньше 100 тысяч лет. К вымиранию этих голубей привела охота и массовая вырубка лесов, где птицы гнездились. Калифорнийская независимая организация Revive and Restore работает над клонированием странствующего голубя. Конкретных успехов пока нет, но ученые обещают вернуть вид к 2025 году.

Птицу додо голландцы нашли на острове Маврикий в конце XVI века, а уже к середине XVII столетия маврикийский дронт исчез с лица Земли. Люди, конечно, ускорили процесс, но ученые предполагают, что этот вид был под угрозой вымирания еще до прихода мореплавателей. В начале 2000-х ученые из США и Великобритании под руководством профессора эволюционной биологии Оксфордского университета Бет Шапиро начали расшифровку генома додо. Биоматериал получили из высушенной головы дронта, которая хранилась в коллекции оксфордского музея истории природы. Ученые смогли частично восстановить последовательность ДНК додо и пока находятся в поисках птицы, которая биологически была бы близка к вымершему виду.

А стоит ли вообще это делать?

Доктор Линн Ротшильд из Исследовательского центра Эймса в публикации для Quartz приводит несколько причин, по которым человечеству не стоит возвращать к жизни вымершие виды животных.

Во-первых, всегда есть причина вымирания, из-за которой биологические виды исчезают с планеты. Их либо съели люди, либо погубили другие животные, либо они стали жертвой природного катаклизма. Если вернуть их к жизни, где гарантия, что они не вымрут снова?

Во-вторых, нужно учитывать экологию и эволюцию. Мы не знаем, как сложившиеся экосистемы отреагируют на возвращение вымерших видов. Если на луга вернуть шерстистых мамонтов, велика вероятность погубить кого-то еще. Кроме того, ученые не могут предположить, как эволюция в будущем изменит воскрешенных животных. Последствия могут быть крайне непредсказуемыми.

В-третьих, мы прекрасно знаем, что все животные, будь то птицы или млекопитающие, обучаются, наблюдая за своими сородичами. Представьте, что мы возрождаем птицу додо в лаборатории, а потом даже выпускаем ее на волю. На кого она будет ориентироваться? У кого перенимать опыт? Как и говорилось выше, риск повторного вымирания будет слишком высок.

Нельзя забывать и о финансовой стороне вопроса. Все вышеописанные исследования стоят немалых денег. К примеру, на заботу о здоровом африканском слоне в год уходит до $70 тысяч. Сумма увеличивается в зависимости от возраста особи и состояния здоровья. А теперь представьте, что вам нужно заботиться об уникальном шерстистом мамонте. Просто так подселить его к слонам у вас не получится, поэтому придется тратить миллионы долларов на создание уникальной окружающей среды, но кто будет готов оплатить такую прихоть?

И, наконец, главный вопрос – а зачем мы вообще хотим вернуть мамонтов и додо? Современный человек чувствует вину за случившееся? Хочет возместить убыток природе за действия предков? Если кто-то считает, что правильным будет вернуть мамонтов в сибирские степи, чтобы восстановить историческую справедливость, то, пишет Ротшильд, возможно, нам стоит начать с возвращения птеродактилей в небо над Землей. Правда, в таком случае жить станет по-настоящему страшно.

Никита Соколов, republic.ru/posts/93348

Похожие статьи

Вперед Назад

Комментарии

Комментарии отсутствуют

Выберите себе хорошего специалиста!

Понравилось? Поделитесь с друзьями или разместите у себя: